Имена «меча и магии»: Клиффорд Болл, Норвелл У. Пейдж

Первый этап развития жанра «меча и магии», по сути дела, ограничивается одними только 1930-ми годами. Поднял знамя героики Роберт И. Говард — ещё в конце 1920-х, поддержали его такие авторы как К. Л. Мур, Генри Каттнер и некоторые другие. Но, в отличие от родоначальника, который почти всю свою творческую жизнь писал героическое фэнтези, последние довольно скоро отошли от жанра, отдав предпочтение другим направлениям. В конце 1930-х Фриц Лейбер заявил о себе, выпустив на страницы журналов авантюрную парочку, которая поддерживала знамя «меча и магии» в течение следующих пятидесяти лет! В 1940-е годы только этот писатель не давал забыть о жанре.

Но и кроме вышеперечисленных литераторов нашлись те, кто не был равнодушен к героическим приключениям. Эпоха палп-журналов дала нам ещё как минимум двоих писателей, которые, вдохновляясь опытом соратников, чётко и явно вписали свои имена в ряды сочинителей «меча и магии». В данной статье речь пойдёт о творчестве Клиффорда Болла и Норвелла У. Пейджа — литераторов, разных во многих аспектах, но одинаково «болевших» за героику.


Иллюстрация на обложке Вирджила Финлэя.

Роберт И. Говард, безусловно, оставил глубокий след в истории фантастической литературы. Уже при его жизни как читатели, так и писатели понимали, насколько его проза оригинальна и неповторима. И даже в 1930-е годы первым среди равных героев техасского писателя был Конан-киммериец. И поэтому неудивительно, что разные писатели попробовали свои силы в «мече и магии», оглядываясь именно на неутомимого варвара.


Клиффорд Болл решился ступить на писательскую стезю только после смерти Роберта И. Говарда. Он опубликовал всего шесть произведений, причём все — в журнале Weird Tales. Три истории были в жанре героического фэнтези и совершенно недвусмысленно наследовали Говарду и Конану в первую очередь. Болл сам признавался в том, что любит творчество техасца, в одном из писем, посланных в журнал после смерти создателя киммерийца.

Первый и самый известный рассказ писателя был опубликован в Weird Tales в мае 1937 года. Эта история получила название «Дуар Проклятый» и явила читателям, видимо, самого первого из череды героев, вдохновлённых образом Конана, которых позже пренебрежительно будут называть «клонанами». И действительно, Дуар от своего киммерийского собрата мало чем отличается — как во внешности, так и в характере. Во время, когда развивается действие рассказа он — просто варвар, однако раньше был правителем сгинувшего королевства — да потерял память. Дуар попадает в плен к королеве Найон, оказывается заключён в темницу, но — не без поддержки некоторых сил — высвобождается. В итоге варвар осуществляет то, за чем явился в страну Йгот.

Иллюстрация Вирджила Финлэя.

Рассказ имеет некоторое сюжетное сходство с произведениями Говарда — например, с «Алой цитаделью», — а если вспомнить о главном герое, так и вовсе источник вдохновения вычисляется сразу. Интересно то, что вопросы, которые в данной истории Клиффорд Болл поставил перед читателями (кто такой этот варвар? откуда он явился? почему потерял память? каким королевством правил?), так и остаются без ответа. Ещё два рассказа автора, написанных в жанре героики, хотя и повествуют о том же мире, но ответов на вопросы по поводу Дуара не дают.

«Вор Форте» был опубликован в том же 1937 году в том же журнале Weird Tales чуть позже — в июльском номере. Эта история представляет нового героя: Ральда, известного вора из Форте. Он получает новый заказ — выкрасть из замка Тролла ожерелье, символ королевской власти. Колдун Карлк с помощью этого артефакта надеется свергнуть нынешнего правителя и сам воссесть на трон. Когда Ральд пробирается в замок, его почти сразу обнаруживают: сначала — сестра короля Трайн, затем — сам правитель Тролл. Чуть позже к ним присоединяется и тот, кто дал вору задание, — колдун Карлк! Ральд оказывается даже не меж двух, а меж трёх огней…

Продолжением «Вора Форте» служит история под названием «Богиня пробуждается». Здесь уже Ральд — не вор, а простой искатель приключений, путешествующий вместе с приятелем по имени Туэйн. Они попадают в плен к женщинам-воинам, и теперь им, поскольку они мужчины, предстоит существование разве что в ямах рабов. Однако Ральду и его товарищу было решено назначить другой исход: принести их в жертву богине-кошке Бубасте, или Баст. Двоим мужчинам-воинам, даже несмотря на их немалую силу, сложно избежать предопределённой участи, однако как найти сообщницу среди враждебно настроенных амазонок?.. «Богиня пробуждается» опубликована в Weird Tales в феврале 1938 года.

Иллюстрация Вирджила Финлэя.

Ральд не так похож на Конана, как Дуар, однако сюжет «Вора Форте» снова напоминает творчество Говарда — конкретно, «Башню Слона». В тексте «Богиня пробуждается» обнаруживаются интересные факты. В частности, та самая богиня, которая соответствует Баст (Бастет) из древнеегипетской мифологии — последняя изображалась в виде кошки или женщины с головой кошки. Кроме того, упоминаются Нил и Ливия — река и страна в Северной Африке. Однако тут же находим такое название как Йгот, увязывающее воедино миры Ральда и Дуара! Вопрос о том, развивается ли действие произведений «Дуар Проклятый» и «Вор Форте» в нашем мире, но в неких выдуманных странах, не получает ответа. Также можно задуматься, а не является ли мир новеллы «Богиня пробуждается» альтернативным нашему, реальному? В таком случае, и Нил, и Ливия будут хоть и одноимёнными, но не «нашими». Больше Клиффорд Болл не написал (или, по крайней мере, не опубликовал) ни одного текста, который дал бы ответы на все эти вопросы.

Норвелл У. Пейдж известен прежде всего как автор серии Spider, для которой он создал множество произведений. Однако на счету писателя ещё дилогия о приключениях могучего воина, которая вызывает стойкие ассоциации с Конаном Роберта И. Говарда. Главный герой её — Пресвитер Иоанн, он же Джон Ураган, он же Ван Тенгри.

Иллюстрации Джеффа Джонса.

Сам Норвелл У. Пейдж признавался, что образ Пресвитера Иоанна, легендарного властителя христианского государства в Центральной Азии, всегда интересовал его. И, судя по данной дилогии, он представлял его этаким конаноподобным громогласным гигантом. Ещё легендарный покоритель Азии имел сходство с известным персонажем Карла Эдварда Вагнера — Кейном. Самое явное сходство — рыжая борода, но Пресвитер Иоанн также владел и некоторыми магическими приёмами.

Первый роман Пейджа называется «Пламенные ветры» и повествует о том, как Джон по прозвищу Ураган, которого монголы на свой лад нарекли Ван Тенгри, пришёл в город Тургол. Действие разворачивается где-то в Центральной Азии, о чём свидетельствуют упоминания некоторых географических объектов. В Турголе правят семь чародеев, вызов которым бросает рыжебородый варвар. Множество приключений, разные магические трюки, столкновение с Буртаем, одним из колдунов города, которому в будущем суждено стать спутником Пресвитера Иоанна — а в итоге… Покоряется ли Тургол варвару с запада, приложившему к этому немало усилий?..

Роман наполнен магией, но как-то по-особенному. Это не колдовство, характерное для историй Роберта И. Говарда, которое введено только в качестве преграды главному герою, и не чародейство из творчества Кларка Эштона Смита, существующее как бы само по себе. Магия вплетена в героические приключения ненавязчиво, внимание на ней не заостряется. Она просто есть. Повествование несколько странно, местами размыто и непонятно, порой резко перепрыгивая от одного события к другому. Роман впервые издан в июне 1939 года у журнале Unknown.

Иллюстрация Г. У. Скотта.

Продолжение приключений Пресвитера Иоанна Норвелл У. Пейдж представил в романе «Сыновья Медвежьего бога», который увидел свет всё в том же периодическом издании, в номере за ноябрь 1939 года. Покинув Тургол, рыжебородый гигант в сопровождении Буртая вступает в высокие травы Бурятии в окрестностях озера Байкал. Их берут в плен странные карлики, и друзья (хотя странно называть их друзьями) оказываются в городе Бьоко. Полный воодушевления после приключений в Турголе, Ван Тенгри намеревается завоевать и этот город…

В сравнении с «Пламенными ветрами», первым романом цикла, продолжение выглядит ещё более странным — в сюжетном аспекте. «Прыжки» повествования от одного события к другому в «Сыновьях Медвежьего бога» ещё более непредсказуемы. Действия Буртая, который то на стороне Пресвитера, то против него, мало оправданны, а поведение Ван Тенгри в отношении друга-недруга практически не объясняется. Хотя, впрочем, в этом есть своя изюминка. И снова здесь, как и в первом романе, играет свою губительную по отношению к главному герою роль женщина…

Итак, в этот раз мы рассмотрели творчество авторов, практически неизвестных отечественному читателю. Даже и в среде любителей жанра «меча и магии» на Западе имена Клиффорда Болла и Норвелла У. Пейджа не слишком популярны. Хотя произведения и того, и другого переиздавались в годы всплеска интереса к жанру: все три героических рассказа первого выходили в тематических антологиях в 1970-е и 1980-е годы, а дилогия о Ван Тенгри второго выдержала два переиздания — в 1969 и в 1978‒1979 годах.

Иллюстрация Грейвза Глэдни.

Но обращение к жанру обоих писателей — по сути дела, уже «лебединая песнь» первого этапа развития «меча и магии». В 1940-е годы, кроме Фрица Лейбера, уже и не вспоминается иных имён, а в следующее десятилетие наблюдается новый виток существования героического фэнтези. Пока же, по традиции, завершим обзор перечислением указанных в статье произведений:

  • Клиффорд Болл:
    • Дуар Проклятый / Duar the Accursed (журнал Weird Tales, май 1937)
    • Ральд / Rald:
      1. Вор Форте / The Thief of Forthe (журнал Weird Tales, июль 1937)
      2. Богиня пробуждается / The Goddess Awakes (журнал Weird Tales, февраль 1938)
  • Норвелл У. Пейдж:
    • Пресвитер Иоанн / Prester John:
      1. Пламенные ветры / Flame Winds (журнал Unknown, июнь 1939)
      2. Сыновья Медвежьего бога / Sons of the Bear-God (журнал Unknown, ноябрь 1939)
Запись опубликована в рубрике Sword and Sorcery, Другие авторы с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *