Вселенная Роберта И. Говарда. Хронология

В предыдущих статьях мы рассмотрели основных героев Роберта И. Говарда — в первую очередь, конечно же, «могучую четвёрку», а также воплощения Джеймса Эллисона и некоторых других персонажей. Почти каждый из них не связан с любым другим, а если и связан, то косвенно. Редко (даже не просто редко — исключительно!) во вселенной Роберта И. Говарда можно увидеть встречу, подобную той, что была описана в «Королях ночи».
Несмотря на то что герои живут и действуют в разных эпохах, в том числе и выдуманных, порой отгороженные друг от друга многими-многими тысячелетиями, выстроить хронологию, куда можно вписать многих из них, вполне реально. Роберт И. Говард, конечно, не заботился о своих мирах слишком тщательно, однако и множественных несоответствий старался избегать.


Коллаж.

С чего начать наше путешествие по вселенной Роберта И. Говарда? Логично предположить, что с самых ранних времён, но чем дальше в глубь эпох, тем менее чёткими и менее многочисленными представляются нам сведения о них.

В рассказе «Народ тени» из цикла о Бране Мак Морне изложена история Безымянного Племени (то есть, пиктов). Это была Первая Раса. Ни о каких более или менее точных датах не может быть и речи, но мы можем понять, что пикты пришли откуда-то с севера в те земли, что позже станут Северной Америкой, а на тот момент они были всего лишь островами в океане. Безымянное Племя жило охотой, и некоторое время оно было единственным здесь. Но однажды пикты столкнулись со Второй Расой — лемурийцами, Морскими Людьми, обитавшими на материке к западу от прото-«Америки». Безымянное Племя выдержало первый натиск атакующих, но среди пиктов нашлись отступники, которые переселились в Лемурию.

Спустя столетия разразился большой катаклизм. Остров, на которых жило Безымянное Племя, поднялись из воды, став горами нового континента, а Лемурия затонула. На западном побережье извергались вулканы, поэтому пикты перебрались на восток, где нашли себе новый дом. Там они прожили много веков, пока с севера не надвинулись ледники — и тогда люди ушли на южный континент. Тот оказался не слишком гостеприимным, и Племени не оставалось ничего иного, кроме как выстроить корабли и отплыть навстречу солнцу. По тексту рассказа, пикты осели в Атлантиде, откуда вытеснили атлантов, Третью Расу. Но, если мы пытаемся выстроить хронологию вселенной Роберта И. Говарда, нам придётся предположить, что пикты не дошли до Атлантиды, а заняли цепь островов к западу от неё. Их новая родина так и закрепилась в хрониках о Турийской эре — Острова Пиктов.

Вот мы и подошли к самому раннему периоду вселенной, о котором рассказывал сам Роберт И. Говард, причём рассказывал с относительными подробностями. Во всяком случае, из рассказов о Кулле и эссе «Гиборийская эра» мы хотя бы знаем названия некоторых государств и городов того мира. Хотя, конечно, на свет попадает только часть огромной эпохи — это Турийский мир, или Допотопная эра (под таким названием она была известна гиборийским учёным) на своём закате, когда цивилизация клонится к упадку и поддерживает её лишь варварская кровь. Одним из тех варваров, которые стали буквально спасителями цивилизации и имя которых сохранилось на эпохи вперёд, был Кулл из Атлантиды. Он, воссев на Топазовом Троне Валузии, снова сделал эту страну великой. Ну и конечно, без дворцовых заговоров не обходилось: в «Королевстве теней» на жизнь короля-атланта покушались змеелюди, отголоски дочеловеческих времён, которые некогда правили миром, в «Зеркалах Тузун Туна» и «Кошке и черепе» — коварные колдуны, а в «Сим топором я правлю!» и «Мечах Пурпурного Королевства» — обычные люди. Кулл, вечный мечтатель, в поисках неизведанного и интересного исколесил, по всей видимости, немало земель, о чём мы можем узнать из рассказов «Кричащий Череп Тишины», «Набросок без названия» («Предрассветные всадники»), «Чёрный город»… Сколькими тысячелетиями от нас отделена эпоха атланта, мы можем только приблизительно сказать. В рассказе «Короли ночи» есть упоминание, что Турийская эра отстоит на сто тысяч лет от года начала нашей эры — это всё, конечно, весьма приблизительно. Тут скорее можно сказать, что, упоминая сто тысячелетий, Говард не хотел назвать точных дат, но намеревался показать просто бездну веков, разделяющую Турийский мир и наш.

Так или иначе, прошло какое-то время после жизни Кулла до тех пор когда разразилась Великая Катастрофа, снова изменившая очертания континентов. Здесь опять всё очень туманно: какой временной промежуток отделял атланта от начала Гиборийской эпохи, не скажет с точностью никто, но если принять во внимание текст под названием «Костяное лицо» («Хозяин Судьбы»), то становится ясно, что должно было протечь несколько сот лет. В названном коротком романе (или повести) действует персонаж Катулос — маг из древней Атлантиды, из тех времён, когда на этом континенте распространилась всё-таки цивилизация. Странная, особая, таинственная, но цивилизация! Напомним, во времена Кулла атланты обитали в пещерах и жили охотой.

Ещё к Допотопным временам имеет отношение незаконченная повесть «Остров вечности», в которой действие разворачивается на одном из осколков древней Лемурии. Герои обнаруживают старинный манускрипт, в котором, кроме всего прочего, упоминаются Семь Империй и имя бога Хотата. То есть, в рукописи речь идёт о Турийском мире, хотя так и неясно — о каком именно периоде его развития.

После Великой Катастрофы и гибели великих цивилизаций Допотопного мира начинается время, известное как Гиборийская эпоха. Варварские народы снова начинают свой путь-восхождение к цивилизации. Подробно о становлении гиборийских государств повествует эссе «Гиборийская эра», точнее, его первая часть, в которой рассказ доходит до времён Конана из Киммерии, величайшего героя той эпохи. Об этом варваре Говард создал много произведений, в том чсиле несколько повестей и один роман. В отличие от Кулла, который почти всегда был королём, Конан, прежде чем воссесть на трон Аквилонии, кем только ни был: вором, наёмником, пиратом, искателем сокровищ — в таких произведениях как «Башня Слона», «Чёрный колосс», «За Чёрной рекой», «Королева Чёрного побережья», «Колодец чёрных демонов», «Сокровища Гвалура»… Лишь в трёх текстах мы видим киммерийца в качестве правителя Аквилонии: «Феникс на мече», «Алая цитадель» и «Час дракона».

От Великого Катаклизма Конана отделяет не менее четырёх тысяч лет, а вот спустя пять сот лет после его правления в мире случились новые глобальные перемены. Пикты с запада и гирканцы с востока напали на гиборийские королевства и смели их с лица земли. С севера стали спускаться народы Нордхейма — асы и ваны. Можно предположить, что примерно об этом времени великого переселения народов и повествуют рассказы цикла о Джеймсе Эллисоне, хотя никаких точных подтверждений этому Говард не даёт. В таких историях как «Шествующий из Вальхаллы», «Долина Червя» и «Сад страха» воплощения калеки-техасца Эллисона путешествуют по странным мирам, кажется, засыпающим либо же ещё не пробудившимся. В двух последних из вышеназванных произведений Говард не упоминает даже никаких гиборийских названий и даёт читателю только самую общую, неподробную картинку — видимо, в соответствии с тем, каким может казаться мир представителю варварского племени. Поэтому сложно соотносить упадок гиборийской цивилизации с приключениями Ньёрда («Долина Червя») и Хунвульфа («Сад страха»). Что же касается «Шествующего из Вальхаллы», то главный герой живописует путешествие на дальний запад — на прото-«Америку», которая, оказывается, тоже заселена, причём народами не менее старыми, чем гиборийские.

Отзвуки Гиборийской эпохи появляются, кроме рассказов о Джеймсе Эллисоне, ещё в неозаглавленном отрывке, который получил название «Чёрная эпоха» (упоминаются Стигия, Стикс и гиборийцы), а также в рассказе из цикла о Джоне Кироване «Повелитель кольца» (фигурирует кольцо Тот-Амона — мага, которому противостоял Конан).

И снова протекли тысячелетия, изменились очертания континентов, принимая знакомый нам вид. Когда после Гиборийской эпохи началась «наша» история — неизвестно. Наверное, первый в хронологии привычной нам истории был герой рассказа «Дом Арабу» Пирр из Ниппура — по-видимому, его приключения, о которых поведал Говард, происходили в седой древности, в третьем тысячелетии до н. э.

Гораздо ближе к нам — по крайней мере, точно после Рождества Христова — жил король пиктов Бран Мак Морн. Рассказы о нём («Народ тени», «Короли ночи», «Черви земли») не привязаны ни к каким историческим событиям, поэтому определить хотя бы приблизительные даты весьма затруднительно. Однако это не останавливало и не останавливает исследователей творчества Говарда: правление Брана Мак Морна соотносят примерно с 300-м годом н. э. Несколько сложнее дело обстоит с другими рассказами, входящими в «Пиктский цикл»: например, сюжет «Затерянной расы», по идее, должен развиваться позже приключений Брана, потому что в этом рассказе Говард живописует пиктов, почти совсем спустившихся в пещеры и подземелья, чего при Мак Морне с этим народом ещё не случилось. Действие же «древней» части произведения «Дети Тьмы» вообще сложно отнести к тому или иному периоду истории — разве что можно сказать: события должны разворачиваться во время или сразу после кельтского завоевания Британии.

Кормак Мак Арт и Вулфер жили примерно в V веке н. э., тогда как их братья-близнецы Турлоф О’Брайен с Ательстаном — в XI веке. Из рассказа «Чёрный человек» становится понятно, что и спустя почти тысячелетие пикты до сих пор живы, хотя и скрываются в самым укромных уголках, и почитают Брана не иначе как бога. А «Боги Бал-Сагота» бросают пусть неясный и туманный, но всё-таки хотя бы маленький лучик света на население западного континента, о развитии которого ничего не известно в течение тысячелетий.

Суровый пуританин Соломон Кейн путешествует по миру второй половины XVI — начале XVII веков. Судьба заставляет его не только истоптать пол-Европы (первая часть рассказа «Под пологом кровавых теней», «Перестук костей», «Черепа среди звёзд», «Десница судьбы»), но и заносит в экзотическую Африку (вторая часть рассказа «Под пологом кровавых теней», «Луна черепов», «Крылья в ночи», «Холмы смерти»). Кроме вышеозначенных регионов мира, исследователи творчества Говарда говорят, что такой неутомимый путешественник как Кейн мог бывать и ещё где-то — например, в Америке.

Дальнейшие герои Говарда, важные для его вселенной, почти все живут в современном ему мире, более того — в современной ему Америке. Вспомним хотя бы Джона Кирована и его друзей, постоянно встречающихся с потусторонними тайнами, разгадывающих страшные оккультные секреты. Такие исключения как Стив Кларни и Яр-али из «Пламени Ашшурбанипала», которые попали в заварушку в пустыне Малой Азии, лишь подтверждают правило. Даже подземное змеиное племя, которое обнаружил герой рассказа «Долина сгинувших», обитает уже не на Туманном Альбионе, а в Америке. И в принципе, это понятно: Говард всю свою карьеру шёл к «родным местам», и многие его поздние рассказы, действие которых разворачивается на фоне пейзажей южных штатов, удавались писателю весьма хорошо.

Иллюстрация Джо Куберта для обложек комиксов.


Ну а теперь представим лучшие, с нашей точки зрения, издания произведений Роберта И. Говарда на русском языке, с которыми комфортно начинать знакомство с его главными героями.

Начнём с Конана как с самого известного и востребованного. Да и издавался варвар-киммериец больше всех остальных, вместе взятых! За годы его усиленного тиражирования накопилось столько ошибок и несоответствий, что просто ужас! К счастью, в последние годы вышло несколько неплохих (не идеальных, конечно) изданий, представляющих весь цикл о Конане — именно Говард, и больше никого. Трёхтомник в серии «Воин. Герой. Легенда» является изданием на русском оригинальных американских сборников, которые составляли именитые говардоведы. Его же переиздание в одном томе в серии «Гиганты фэнтези» потеряло в черновиках и синопсисах, но зато было подвергнуто ещё одной редактуре.

Трёхтомник о Конане в серии «Воин. Герой. Легенда».

Однотомник о Конане в серии «Гиганты фэнтези».

Далее у нас на очереди — Соломон Кейн, который в последнее время обрёл относительно большую популярность. Этот цикл тоже выходил в книге, которая является русским изданием оригинального американского сборника. К сожалению, в нашей версии отсутствуют все сопроводительные материалы, но зато все художественные тексты о пуританине, вышедшие из-под пера Говарда, на месте.

Соломон Кейн в серии «Воин. Герой. Легенда».

Оригинальные американские сборники о Кулле и Бране Мак Морне отечественные издатели решили выпустить под одной обложкой, что, в общем-то, не сделало им никакого ущерба (тем более что рассказ «Короли ночи» у этих героев один на двоих и появился бы и в книге об атланте, и в книге о пикте). Сопроводительные материалы остались на своих местах, черновики и фрагменты также. Проведена неплохая редактура переводов.

Бран Мак Морн и Кулл в серии «Золотая коллекция фантастики».

Остальные циклы, менее известные, а также отдельные рассказы не опубликованы в персональных сборниках на русском языке. Пока что мы можем посоветовать два последних сборника Роберта И. Говарда в серии «Мастера магического реализма» — это «Безымянные культы», уже вышедшие, и «Боги Бал-Сагота», готовящиеся к выходу в свет. Среди других интересных произведений, по большей части ужасов, мистики и триллеров, можно найти истории и о Джеймсе Эллисоне, и Турлофе О’Брайане, и, например, произведение «Дом Арабу».

Сборники из серии «Мастера магического реализма».

Запись опубликована в рубрике Sword and Sorcery, Роберт Говард с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *